«На Netflix не задают стандартных вопросов»

«На Netflix не задают стандартных вопросов»

«На Netflix не задают стандартных вопросов»

Netflix


Новый сериал потокового видеосервиса Netflix «Лемони Сникет: 33 несчастья» — очередная попытка (после фильма с Джимом Керри) адаптировать для экрана серию детских книг Дэниэла Хэндлера. Критики телеверсию приняли хорошо, зрители — еще лучше. В своем недавнем интервью автор печатного оригинала и по совместительству сценарист шоу поделился с журналистами мыслями о работе над первым сезоном, а также планами на будущее. Для начала, пожалуй, стоит заметить, что «Лемони Сникет: 33 несчастья» очень здорово вписывается в телеформат. Вам понравилось работать над проектом? Это было очень весело. Сложно, конечно, но весело. Netflix собрал в одном месте кучу энтузиастов, и благодаря этому сериал получился таким замечательным. Здорово находиться в одной комнате с людьми, которые наслаждаются тем, что делают, и хотят привнести в жизнь что-то необычное. Именно привнести, а не просто продать. До этого я встречался с представителями разных студий, которые занимаются производством сериалов, и всегда неизменными были вопросы «Их дом действительно сгорел дотла?» и «Они действительно должны остаться сиротами?». Стандартная ситуация, ведь телевидение ассоциируется в первую очередь с чем-то светлым. Приятно, что на Netflix таких вопросов не задавали. Пришлось ли вам ради адаптации романов для ТВ пересмотреть свой взгляд на основную интригу произведения? Во время многочисленных обсуждений все вращалось вокруг того, как бы заложить такую интригу, которая подошла бы для телевидения. Это повлекло за собой некоторые изменения в сюжете. Нужно было сделать ключевую загадку более существенной, создать нечто такое, что зритель сразу заметит. В книгу можно вставить предложение, которое даст определенный намек, и если человек читает вдумчиво и увлеченно, в конце концов он наткнется на это предложение. Но в телепроектах ты либо создаешь яркую зацепку, либо проваливаешься. Ты не можешь сказать: «Надеюсь, зрители заглянут под стол». Они не сделают этого, пока камера демонстрирует то, что на столе. Значит, концепция сериала все же отличается от книжной? Я отвечу так: конечный пункт остался тем же, но маршрут изменился. Было ли в книгах, а теперь и в сценарии шоу что-то такое, о сочинении чего вы пожалели? Или же, наоборот, пожалели, что не написали? На самом деле, не так уж и много. Дело в том, что я вообще свою писательскую карьеру считаю сплошным сожалением. Когда я перечитывал «33 несчастья», готовясь к съемкам, это было похоже на перелистывание старых ежегодников. Я привык постоянно разочаровываться в себе, так что некоторые конкретные предложения лишь дополняли общее чувство собственных неудач. Для вас было важно лично писать сценарий каждого эпизода шоу? У меня была команда сценаристов, в которую я тоже входил. Порой я прописывал какие-то сцены, а они их потом переделывали. Очень удобно смотреть на все со стороны — видишь недостатки. Работая над сериалом, я не говорил ничего вроде: «Никогда не думал, что окно в доме дяди Монти выглядит именно так. Всем прекратить работу, мы должны его переделать в соответствии с моим планом». Неверно будет говорить, что мы всегда только спорили или только соглашались. Но, определенно, я был более заинтересован в таких коллегах, которые хорошо проводили бы время, создавая что-то поистине захватывающее, чем в тех, кто находил бы какие-то разночтения с 57-й страницей книги. Для кого это шоу — скорее для взрослых или все же для детей? Сейчас у меня есть ребенок, а когда я начинал писать книги, у меня его еще не было. Я в курсе того, что взрослые хотят читать и смотреть что-то вместе со своими детьми, и не считаю это глупым или наивным. Когда родители смотрят большинство детских передач, они делают это исключительно ради своих чад. Так что наша идея состояла в том, чтобы создать детский продукт, при просмотре которого и взрослые не думали бы о том, как бы поскорее улизнуть из комнаты за очередным глотком бурбона. Не то чтобы я так поступал по отношению к моему сыну, но читал, что некоторые люди так и делают. У вас было много встреч, посвященных продолжению фильма с Джимом Керри, которые ни к чему не привели. Что вы подумали, когда на горизонте замаячило предложение от Netflix? Представители видеосервиса сами на меня вышли, что уже было приятно. Сам я не стал бы никуда ездить с вопросом «Эй, кто-нибудь еще помнит трех сирот?». Они прямо заявили, что помогают творческим людям. Во всяком случае, стараются. Кроме того, я дружу с Пайпер Керман, которая написала книгу «Оранжевый — хит сезона». Она сообщила, что у нее сотрудничество с Netflix сложилось очень удачно. Каковы ваши творческие планы? Я сейчас весь в работе над вторым сезоном — пишу его сценарий с командой авторов прямо в моей столовой. Мне очень нравится следующий сезон, и мы надеемся, что удастся сделать и третий. В общем, все зависит от того, как быстро будут расти и меняться дети. Мы постараемся снимать настолько оперативно, насколько это возможно. Во второй сезон войдут десять эпизодов, в основу которых лягут пять книг. Завершится он «Кровожадным карнавалом», а все остальные романы мы экранизируем в третьей главе. Фильм с Джимом Керри был основан на первых трех книгах. События первого сезона включают в себя четыре романа, тем самым частично повторяя сюжет ленты. Наверное, увлекательно ступать на неизведанную территорию? Так оно и есть. Очень интересно работать над тем, что еще не было адаптировано. К тому же появляется осознание того, что нужно быть достаточно смелым, чтобы отправиться в это путешествие.
Теги:

Рейтинг





Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера